Вместе вероятнее: сможет ли валюта БРИКС потеснить доллар и евро | Статьи

Использование доллара в качестве инструмента политического давления подорвало его репутацию как надежной резервной валюты, считают финансисты, инвесторы и банкиры. Специалисты уверены, что в ближайшие годы наиболее вероятным соперником доллара может стать резервная валюта стран БРИКС. Однако процесс затруднен тем, что группу этих стран пока нельзя рассматривать как некое интегрированное объединение с тесными экономическими связями. Поможет ли создание новой резервной валюты бросить вызов доминированию доллара — в материале «Известий».

Реальность БРИКС-валюты

Международная резервная валюта на основе корзины валют стран БРИКС может появиться уже в ближайшее время. Об этом «Известиям» заявили сразу несколько инвесторов и банкиров. Она может возникнуть на базе БРИКС и его банка как альтернатива доллару уже в этом или в следующем году. Новая валюта может стать аналогом исторического проекта под названием «ЭКЮ». Как заявила «Известиям» директор по научной работе Национального комитета по исследованию БРИКС (НКИ БРИКС) Ирина Ярыгина, валюты пяти стран-участниц БРИКС вполне смогут составить в ближайшем будущем конкуренцию как американскому доллару, так и и европейской валюте в статусе резервных.

— Новая единая безналичная коллективная валюта БРИКС может способствовать формированию надежной системы расчетов стран — участниц межгосударственного объединения, — рассказала директор по научной работе НКИ БРИКС в беседе с «Известиями». — Создание системы расчетов БРИКС сократит трансакционные издержки и существенно снизит риски валютных и кредитных операций стран — участниц межгосударственного объединения, особенно в текущих санкционных условиях.

Флаг БРИКС

Фото: РИА Новости/Илья Питалев

Очевидно, что оговариваемая валютная система не исключает участия стран-партнеров БРИКС на базе соглашений с правительствами заинтересованных сторон. Кроме того, установление золотого содержания коллективной валюты БРИКС в согласованном странами объеме обеспечит ее уверенное использование в международных экономических отношениях, в том числе в качестве масштаба цен товаров и услуг.

Создание наднациональной денежной единицы по типу СДР в целях обеспечения различных форм расчетов между странами может быть основано на опыте переводного рубля, который успешно использовался в безналичной форме странами — членами Международного банка экономического сотрудничества и к 90-м годам ХХ века его объем в мировой экономике достиг примерно $3 трлн, указывает Ирина Ярыгина.

Справка «Известий»

Специальные права заимствования (СДР) — это процентный международный резервный актив, созданный МВФ в 1969 году для дополнения других резервных активов стран-членов. СДР основаны на корзине международных валют, включающей доллар США, японскую иену, евро, фунт стерлингов и китайский юань.

Сегодня введение коллективной валюты БРИКС во многом зависит от политической воли и согласия стран-партнеров использовать такой механизм в безналичной форме в рамках реализации денежно-кредитной политики.

В настоящее время, по оценке экспертов, существенных препятствий формированию единой безналичной валюты БРИКС или расширению использования национальных валют БРИКС в обеспечении внешнеэкономического сотрудничества нет.

Для примера, введение евро в оборот также было связано с рекомендацией Европейского центрального банка осуществлять платежи и расчеты в Еврозоне в единой валюте евро. Кроме того, мировой опыт показал, что переводной рубль (ПР), коллективная валюта стран — членов Совета экономической взаимопомощи, обеспечивал 5% мировой торговли, что укрепляло статус ПР в качестве резервной валюты. В настоящее время от решения правительств БРИКС во многом зависит дальнейшее развитие межгосударственного проекта «Валюта стран БРИКС» и расширение использования национальных валют в обеспечении экономических интересов суверенных и равноправных государств, поясняет специалист НКИ БРИКС Ирина Ярыгина.

Золотые банковские слитки

Фото: ТАСС/Сергей Фадеичев

Некоторые финансисты уверены, что радикальная конкуренция с долларом уже началась: национальные валюты стран БРИКС уже используются в качестве резервных.

— Статус этих валют как резервных будет расти по мере расширения объемов международной торговли в них, — говорит главный аналитик ПСБ Денис Попов. — Этот процесс в последнее время активизировался. Расширение использования валют стран БРИКС в качестве резервных или как инструмента платежа при внешнеэкономической деятельности выгодно самим странам БРИКС, так как укрепляет их финансовый суверенитет, повышает устойчивость их финансовых систем и снижает трансакционные издержки.

Одновременно ограничение практики использования доллара снижает трансмиссию инфляционных рисков, формируемых в развитых странах и перекладываемых на менее развитые финансовые системы. Но главное, убежден эксперт ПСБ Денис Попов, у национальных финансовых систем появляется шанс выйти на новый качественный уровень развития, при котором национальный капитал сможет получить практически весь необходимый спектр финансовых услуг в национальной валюте (конечно, при соответствующем развитии инфраструктуры).

Но всё же до той поры, пока на расчеты в американских долларах приходится подавляющее большинство международных торговых расчетов в мировой торговле, говорить о смене лидера в мировых финансах не приходится, отмечает старший аналитик инвесткомпании РУСС-ИНВЕСТ Роман Блинов. Если все страны объединения (включая кандидатов на членство) и формата G-20 действительно этого захотят, то шансы на движение в этом направлении вполне жизнеспособны. Уже сейчас функционирует банк, учрежденный именно странами БРИКС.

Денежные купюры США

Фото: РИА Новости/Владимир Трефилов

— Если представить, что уставный капитал НБР (Новый банк развития. — Ред.) от текущего эквивалента в $100 млрд увеличится в 10 или 100 раз, допустим до уровня в эквиваленте в $200 трлн, то это будет уже прецедент, — разъясняет свою позицию Роман Блинов. — Сейчас к банку БРИКС могут присоединиться члены формата БРИКС, а сам он видит желание со стороны новых стран к прямому участию в БРИКС. Если формат будет реально расширяться, то возможно и расширение банка БРИКС и его значения.

Кроме того, на данный момент хорошие перспективы для развития имеют цифровые валюты стран БРИКС (CBDC). В 2020 году был создан прототип (техническая реализация) первой криптовалюты БРИКС (NSRT — New Silk Road Token), который был успешно протестирован на крупнейших биржах Азии и Европы, а также на глобальной торгово-логистической IT-платформе New Silk Road BRICS.

— IT-платформа Цифрового банка БРИКС создавалась в том числе для возможности работы с различными цифровыми валютами стран БРИКС, — поясняет пресс-атташе Цифрового банка БРИКС Артур Жуков. — Цифровой токен БРИКС на блокчейне технически по своим функциональным возможностям превосходит на сегодня доллар (цифровой реализации доллара пока не существует). Но его повсеместное внедрение и конкуренция с долларом зависит от геополитических реалий — какие из стран его примут для расчетов.

Несколько условий

Вместе с тем процесс создания новой мировой резервной валюты не так прост, как бы того хотелось. Часть финансистов этот скепсис разделяет. Валюты стран БРИКС едва ли смогут в ближайшие годы (и, возможно, даже десятилетия) составить заметную конкуренцию доллару США или евро в качестве резервных, считают эксперты. Хотя у китайского юаня есть потенциал для наращивания доли в резервах (сейчас она около 3% в общем объеме мировых валютных резервов, у доллара и евро — 60% и 20%, соответственно).

Чтобы валюта претендовала на роль глобальной резервной, должны быть выполнены как минимум три условия, объясняет старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара Евгений Горюнов. Во-первых, членом сообщества должен быть развитый глубокий финансовый сектор, предоставляющий широкие возможности для финансовых инвестиций (включая инвестиции в бумаги с низким риском, то есть государственные облигации). Во-вторых, валюта должна быть устойчивой, что, в частности, предполагает стабильную низкую инфляцию. В-третьих, барьеры для трансграничных операций с финансовыми активами должны быть минимальны, а валюта — свободно конвертируемой. Сейчас эти условия не выполнены ни в одной из стран БРИКС, констатирует Евгений Горюнов. Китай удовлетворяет только первым двум условиям, но финансовый счет там не либерализован.

Китайский юань

Фото: TASS/Zuma/Zhengyi Xie

— Создание международной валюты Россией и Китаем крайне маловероятно хотя бы ввиду явной несопоставимости долей России и Китая в мировой экономике (по ВВП, экспорту, импорту, капитализации национального финансового рынка и т.д.), — рассуждает старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара. — Да и пока непонятны мотивы, по которым китайское руководство может всерьез захотеть создавать подобную валюту. Логичнее расширять сферу обращения юаня, делая его более доступным и удобным для нерезидентов.

Профессор РАН, руководитель программы «Исследования БРИКС» в СПбГУ Виктор Хейфец также считает, что условия для создания новой валютной единицы БРИКС еще не совсем созрели.

— Нет планов большинства стран БРИКС превращать свои валюты в международные резервные, — замечает Виктор Хейфец. — Но даже если бы такие планы были, одного желания тут мало, нужна масштабная международная договоренность, выходящая далеко за рамки БРИКС. На данный момент нет ни малейших признаков даже попытки этой договоренности достичь.

Маловероятным эксперту СПбГУ видится пока и переход на национальные валюты во взаимной торговле. К примеру, при значительном объеме российско-бразильской торговли (по данным за 2021 год $4–4,5 млрд) имеется значительный дисбаланс в структуре экспорта-импорта, соответственно, теряет смысл переход на подобные расчеты. Виктор Хейфец ожидает сокращения этих цифр по итогам 2022 года ввиду известных логистических проблем, бьющих по торговле.

Индийский рупий

Фото: Global Look Press/Debajyoti Chakraborty

— Для создания БРИКС-валюты как резервной потребуется начать с серьезного увеличения масштабов торговли и взаимных инвестиций стран БРИКС. — говорит руководитель программы «Исследования БРИКС». — А сейчас же КНР, к примеру, резко опережает всех остальных участников группы, даже Индию, при этом торговые связи Бразилии и ЮАР и вовсе почти незаметны. Затем следует обеспечить баланс этой торговли, выгодный всем ее участникам. Лишь затем можно будет всерьез разговаривать о переходе на торговлю в нацвалютах и пытаться превращать их (или какую-то из них) в международную резервную.

По своему совокупному размеру экономики стран БРИКС, а также Аргентины, Ирана и других «дружественных» государств превышают ВВП долларовой зоны, а совокупный внешнеторговый оборот в перспективе может превысить треть от мирового, отмечает член совета директоров аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza Агван Микаелян.

— Предложение создать новую резервную валюту на базе валют БРИКС, с одной стороны, имеет под собой экономические основания. С другой стороны, важно учитывать, что вся международная валютно-финансовая система контролируется американскими институтами. Поэтому любая другая валюта, помимо доллара, не имеющая привязки к реальным активам, например к золоту, пользуется меньшим доверием. Развивающиеся страны — главным образом нас интересует Китай — регулируют курсы своих валют, что снижает их привлекательность в качестве резервных, — подчеркнул он.

https://news-nn.com/