«К дракам не готовлюсь — схватил соперника и машешь кулаком куда попало»

«К дракам не готовлюсь — схватил соперника и машешь кулаком куда попало»

«К дракам не готовлюсь — схватил соперника и машешь кулаком куда попало»

Нападающий «Эдмонтон Ойлерз» Клим Костин стал главным российским открытием нынешнего сезона НХЛ. На обладателе Кубка Гагарина в составе омского «Авангарда» поставили крест в «Сент-Луисе», но он по полной раскрылся в новой команде после обмена. В 32 матчах текущего чемпионата у 23-летнего форварда уже 13 очков по системе «гол + пас». В интервью «Известиям» и «Спорт-Экспрессу» Клим Костин рассказал о том, каково ему играть в канадском клубе, об общении с Бобом Хартли, сумасшедшем мастерстве Коннора Макдэвида и о том, почему не анализирует свои частые драки.

«Игра с «Аризоной» стала для меня переломной»
— Происходящее с вами пока похоже на сказку: яркие голы, зрелищные драки, любовь болельщиков, признание со стороны канадских СМИ.

— У меня нет объяснения, что происходит со мной в последнее время. Наверное, с Божией помощью получается. Еще мне много везет. О каких-то успехах говорить очень рано. «Эдмонтон» дал мне шанс закрепиться в основном составе. Пока пользуюсь этой возможностью и в облаках не витаю. Удалось забить какие-то голы и набрать какие-то очки, но это только начало. Я на личной статистике стараюсь не зацикливаться и продолжаю работать.

— Кажется, что переломным для вас моментом стала игра с «Аризоной». После нее в вас начали верить журналисты и стали влюбляться болельщики.

— Я не думал об этом. Хотя тот матч вышел запоминающимся, мне удалось сделать хет-трик Горди Хоу (ситуация, когда игрок в одном матче забрасывает шайбу, делает голевую передачу и участвует в драке. — «Известиям»). Сцепился с Заком Кэссианом, с которым у нас вышло недопонимание. (Смеется.) Возможно, именно та игра стала для меня переломной. Я стараюсь вкалывать изо дня в день, не уделяя чрезмерного внимания даже удачным моментами. Надо каждый раз доказывать, что заслуживаешь место в основном составе.

Положительная реакция со стороны СМИ и болельщиков очень приятна. В то же время я не стараюсь делать что-то особенное, чтобы кому-то понравиться. Предпочитаю оставаться тем, кем являюсь на самом деле, и честно выполняю свою работу.

— Видел фотографию, на которой вы весело подыгрываете журналистам в раздевалке, используя клюшку словно микрофон.

— Корреспонденты подошли к защитнику Бретту Кулаку, рядом с которым я сижу в раздевалке, и заняли мое место. Я спокойно переодеться не мог, пришлось подождать, и решил немного повеселиться.

— Какие были мысли после того, как вас поменяли в «Эдмонтон»?

— Предсезонка в «Сент-Луисе» получилась хорошей, но клуб подписал много сильных ребят на односторонние контракты. Внутренне я был готов к тому, что меня обменяют или отправят на драфт отказов. Как говорится, одним местом это чуял. (Смеется.) После выставочной игры с «Коламбусом» меня вызвал генеральный менеджер Дуг Армстронг и сказал, что выставляет на драфт отказов. «Спасибо за все», — говорит. Я его с облегчением и даже с улыбкой выслушал. Огорчения у меня не было даже после того, сколько лет бился и боролся за место в составе. Не сложилось — значит, надо сменить обстановку. Получить шанс в другой команде в моей ситуации было глотком свежего воздуха.

«Омск — как Эдмонтон: очень хоккейный город и очень холодный»
— У «Авангарда» имелись шансы уговорить вас вернуться в Россию?

— Да. После того как меня выставили на драфт отказов, существовала неопределенность. Мы рассматривали все варианты, включая возвращение в «Авангард». Но, как только появился на горизонте «Эдмонтон», принял решение еще раз попробовать закрепиться в НХЛ.

— Следите за «Авангардом»?

— С Чистым (защитник Семен Чистяков. — «Известия») постоянно на связи. Мы крепко сдружились в «Авангарде» с ним и Егором Чинаховым. У команды был тяжелый старт, потом произошла смена главного тренера. Сейчас дела пошли в гору. Играют хорошо и поднялись в группу лидеров. Еще меня радует, что команда выступает дома на новой шикарной арене. Можно сказать, что в России теперь есть свой Эдмонтон. Очень хоккейный город и при этом очень холодный.

— Правда, что вы сразу же после обмена набрали своему старому знакомому по молодежной сборной России защитнику Дмитрию Саморукову и сказали, чтобы он готовился к вашему приезду в Эдмонтон?

— Я на тот момент не знал, что меня на него поменяли. Дима наоборот. Написал сообщение, что к нему отправляюсь. Он в ответ: «Я еду в другую сторону». Забавно получилось. Русских в системе «Эдмонтона», кроме меня, больше нет, поэтому было непривычно после «Сент-Луиса», в котором полно наших ребят. Никого не знал до приезда. Свое знание английского не могу назвать совершенным, поэтому даже немного переживал. Как меня примут в новой команде?

Теперь по истечении времени понял, что лучше варианта я и получить не мог. В «Ойлерс» ко мне все отнеслись дружелюбно, помогли быстро влиться в коллектив. Получилось даже лучше, поскольку равномерно общаюсь со всеми. Коллектив здесь хороший, хотя по нашей русской компании в «Блюз» немного скучаю.

— Многие российские игроки говорят, что не хотели бы выступать в канадских клубах из-за слишком пристального внимания и давления со стороны местных болельщиков — нет возможности психологически расслабиться.

— Есть здесь такое, все-таки Канада по-настоящему хоккейная страна. Тут задают самые высокие стандарты, и от тебя все ждут максимальной самоотдачи в каждом матче. Мне удалось кое-где забить и поднять планку, поэтому приходится теперь ее держать. В Эдмонтоне и болельщики, и журналисты больше вовлечены в хоккей, если говорить о деталях. Это мне нравится. Не описать словами, насколько здорово играть на домашней арене, когда тебя так мощно поддерживают.

«Хартли пишет, поддерживает и хвалит»
— Всегда казалось, что вам важно психологическое равновесие. Если что-то не получается, начинаете сильно переживать. Научились справляться с эмоциями?

— С возрастом это понимание приходит. Стараюсь контролировать себя и держать в руках. Плюс папа каждый день подсказывает. Опыт приходит с годами. Правда, иногда приходят только годы. (Смеется.) Постепенно учусь направлять энергию в правильное русло. Кроме того, стараюсь внимательно анализировать моменты, в которых сыграл неправильно, и делать выводы.

— Тренеры много с вами общаются?

— Да, они ко мне очень позитивно настроены. Можно сказать, что даже по-доброму. Много работают со мной. После игр мы совместно смотрим видео, обращая внимание на мелкие детали. Очень похоже на то, как работал со мной в «Авангарде» Боб Хартли. В Северной Америке со мной ранее такого не было. Этот подход очень сильно помогает.

— С Хартли контакт поддерживаете?

— Конечно, он сейчас в Майами находится. Всегда пишет, поддерживает, хвалит или на ошибки указывает. Боб дал большой толчок моей карьере. Когда к нему приезжал «Коламбус», то Хартли ходил на ужин с Чинахом.

— Что представляет собой тренер Джей Вудкрофт, о котором в России по большому счету известно только то, что его брат Крейг возглавляет минское «Динамо»?

— Джей, как только меня обменяли в «Эдмонтон», сразу дал надежду, сказав, что я могу играть в НХЛ. Он сказал, какие именно вещи хочет от меня видеть, а какие — нет. Тренер был честен со мной с самого начала. Дальнейшие события это только подтвердили.

— В курсе, что Вудкрофта перед стартом сезона один портал признал самым красивым главным тренером в НХЛ?

— Нет. И шуток по этому поводу не слышал. Может, журналисты его спрашивали, но это, наверное, было еще до моего прихода в «Эдмонтон». А так у нас в команде парни только женскую красоту могут оценить. (Смеется.)

«Макдэвид, Драйзайтль и Хаймэн настроены по-доброму»
— Все рассказывают, что в жизни Коннор Макдэвид очень скромный парень без пафоса.

— Так и есть. Это правда. Очень добрый в общении парень и большой профессионал в работе. Настоящий капитан с лидерскими качествами. Коннор постоянно помогает молодым ребятам, а как только меня обменяли, то он первым подошел и познакомился.

— Что сказал?

— «Привет, меня зовут Коннор». Я говорю, что это необязательно, поскольку и так знаю, кто ты. (Смеется.) Макдэвид — классный парень, у нас с ним хорошие отношения. Он постоянно помогает мне на тренировках и подсказывает. То же самое делают и Леон Драйзайтль, и Зак Хаймэн. Они настроены по-доброму и стараются всегда помогать молодым ребятам.

— С кем больше общаетесь?

— Со всеми примерно одинаково. У нас хороший коллектив, нет такого, что кто-то кучкуется и с другими почти не общается. Если только идем куда-то на ужин на выезде, то, как правило, группой в шесть-семь человек: Фогеле, Бушар, Холлоуэй, Ямамото, Скиннер. Ребята в основном помоложе, примерно мои ровесники.

— Драйзайтль, глядя на то, как он иногда поддушивает журналистов, кажется более сложным человеком, чем Макдэвид. Или для своих он совсем другой?

— Лео — классный пацан, но при этом немного своеобразный человек для тех, кто его не очень хорошо знает. На самом деле он вполне добродушен, а спрашивает с тебя строго, если повторяешь одну ошибку. Но и Макдэвид с Хаймэном, и другие ребята постарше ведут себя аналогично в таких ситуациях. Они — большие профессионалы, хотят побеждать и желают, чтобы люди вокруг делали то же самое ради общей цели.

— Как вам в одном звене с Макдэвидом, против которого вы раньше только играли?

— А вот и нет. Ранее я против него не выходил, поэтому описать, насколько тяжело приходится его оппонентам, не могу. Хотя и так все понятно. С ним я за три матча вместе провел всего семь-восемь минут. Игры были близкие по счету, поэтому больше не получилось. Тренеры чаще выпускали лидеров. Играть с Коннором — одно удовольствие. Положил клюшку на лед и катишь к чужим воротам. На него вообще смотреть не надо. Он сам тебя пасом найдет.

— Валерий Ничушкин сравнил игру Макдэвида с ситуацией, когда профессионал приходит покататься с любителями.

— Точное сравнение. Коннору на льду многое дается очень легко по сравнению с остальными. Такое бывает в видеоиграх, когда ты скачиваешь чит-коды и всех побеждаешь. Макдэвид — это наш чит в игре. (Смеется.) Так-то у него должна быть своя лига.

«Главное в драках — не показать, что ты испугался»
— Из вас в «Эдмонтоне» лепят тафгая или каждая драка стала делом случая?

— Кэссиан ударил меня в спину клюшкой — надо было за себя постоять. А с Лемье я драки не искал. Он ко мне на вбрасывании стал приставать. Говорит: «Ты драку, что ли, ищешь?»

— А вы ему в ответ?

— «Хочу просто в хоккей поиграть». Но хоккеисты «Лос-Анджелеса» лезли постоянно на Коннора, лучшего игрока нашей команды. Такое поведение не должно сходить сопернику с рук, и за это надо расплачиваться. Раз Лемье сам предложил подраться, то я спокойно сказал ему: «Давай». До конца матча осталось минуты полторы, с результатом все уже было ясно, поэтому смело вписался в дело.

— Свои бои пересматриваете? Может, отдельно к ним готовитесь?

— Драки не анализирую. Вообще без разницы, выиграл ее или проиграл. Главное — не обделаться и не показать, что ты испугался. Нет смысла как-то специально готовиться. Схватил соперника за свитер и машешь кулаком куда попало. Вот и все.

— В концовке матча с «Виннипегом», когда вас толкнули в борт, многим болельщикам было страшно.

— Все обошлось. Вот что значит, когда хорошо размялся перед игрой и правильно поработал над растяжкой.

— В середине сезона к неудачам внутри команды относятся спокойно?

— На таблице не зацикливаемся, двигаясь от матча к матчу и стараясь улучшать свою игру. Давление после неудач все равно внутри команды присутствует. В «Эдмонтоне» играют два лучших нападающих лиги, которые очень хотят побеждать. Этим желанием они заражают всех окружающих.

fortnite
fortnite
fortnite
fortnite
fortnite
fortnite
fortnite
fortnite
fortnite
fortnite
fortnite
fortnite
fortnite

https://news-nn.com/