В ноту со временем: чем запомнился юбилейный концерт Юрия Башмета

В ноту со временем: чем запомнился юбилейный концерт Юрия Башмета

В ноту со временем: чем запомнился юбилейный концерт Юрия Башмета

Сцена зажигалась и гасла, светилась и переливалась. По экранам катились волны и вспыхивали языки пламени. Звучали Чайковский и Хачатурян, Бах и Моцарт, Шуберт и Прокофьев. В Концертном зале имени Чайковского народный артист СССР, Герой Труда Юрий Башмет отметил 70-летие. «Известия», побывав на концерте и расспросив именитых гостей, убедились в незаменимости маэстро.

Как всё начиналось
24 января народный артист всегда встречает на сцене, причем в последние лет пять устраивает не просто концерт, а музыкально-театральное представление. Каждое отделение тянет на самостоятельный вечер. Солируют звездные артисты — друзья юбиляра.

В предыдущий юбилей, пять лет назад, темой постановки под названием «Планета Башмета» стали мечты, надежды и сны. Поднявшись в фойе, гости дивились коллаж-инсталляции, запечатлевшей трио музыкантов. Джон Леннон, Пол Маккартни и Юрий Башмет никогда не встречались, но волей художника оказались вместе. Сбылась мечта Юрия Абрамовича, давнего поклонника The Beatles.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Двумя годами позже маэстро задумался о бренности тела и вечности души. Незадолго до того ушел из жизни Гия Канчели, его друг. Слушателям предложили «Культурный манифест» с мемориальной музыкой, причем Башмет сыграл посвященный ему Канчели Styх. «Голос альта способен объединить голоса живых и мертвых», — говорил композитор. Судя по слезам на глазах зрителей, альтисту это удалось.

Пару дней рождений он встретил под знаком природы. В ковидный 2021 год приветствовал публику цветочными ароматами и медитативной атмосферой. В 2022-м выдержал сценическое оформление в стиле balance rock (балансирующие камни).

Концепция, программа и имена участников постановки в честь 70-летия маэстро держались в секрете до самого начала, что тоже уже стало традицией. За несколько дней до того Башмет отменил все встречи и интервью. Только репетировал. В день концерта с утра репетировал, вечером играл. Такой режим для него норма.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Свою дату я встречаю с хорошим настроением, прежде всего с рабочим, — поделился народный артист с «Известиями». — Если в этот день я не на сцене, как будто и праздника не было. Когда-то так случилось, что день рождения прошел без выступления, и мне было не по себе.

Его биография
Вечер, срежиссированный Виктором Крамером, стал торжеством высоких технологий. А назвать его можно было бы «Моя биография».

Под высокими сводами Концертного зала имени Чайковского разместилось с десяток экранов-планшетов, куда проецировались фотографии из личного архива юбиляра и сам он, рассказывающий историю своей жизни. За виртуальным Башметом наблюдал Башмет реальный, расположившийся на сцене с «Солистами Москвы».

На экранах возникали названия глав — «Родители», «Битлз», «Чайковский и Рахманинов», «Созвездие скрипачей» и т. д. Похоже, на юбилее обкатывался формат будущей книжки.

Рассказчик вольно переходил от темы к теме, перебирая сюжеты и персонажей. Преобладали музыкантские байки с участием культовых фигур мировой музыки.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

«Слава Ростропович мне как-то сказал: «Старик, я за тобой слежу. Играй все, что для тебя пишут. Перестанешь играть — перестанут писать. На каждые 10 произведений три как минимум будут профессиональными, а возможно, одно будет гениальным». Меня спрашивали: «А что вы ждете от композиторов?» И я отвечал: «Жду, когда Брамс, Чайковский и Рахманинов напишут для меня». А сейчас могу сказать, что я по-прежнему жду этого, но я уже получил очень много: от Шнитке — концерт, от Губайдулиной — концерт, и от Эшпая, и от Гии Канчели, и от Александра Чайковского».

Юрий Абрамович оказался отличным пародистом, с равным успехом воспроизводя одесский говор своего папы, скороговорку Ростроповича и грузинский акцент Канчели. Зал смеялся, одобрительно шумел, понимающе аплодировал и, понятное дело, ждал музыку.

В этом разделе бал правили популярная классика и те же высокие технологии. Сцена, оснащенная частоколом светодиодов, зажигалась и гасла, светилась и переливалась. По экранам катились волны и вспыхивали языки пламени. На форте оркестра свет и цвет становились интенсивнее, впрочем, и на пиано ослабевали незначительно. Симфонические концерты в КЗЧ теперь стали шоу, и Башмет идет в ногу со временем.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Программу, чтобы оценить размах трехчасового представления, стоит привести полностью.

Моцарт. Симфония № 40 (1 часть)

Шуберт. Симфония № 4 (1 часть)

Чайковский. Серенада для струнного оркестра (Элегия)

Малер. Симфония № 6 (Адажиетто)

Шуберт. Симфония № 1 (1 часть)

Россини. Увертюра к опере «Сорока-воровка»

Бетховен. Симфония № 3 (1 часть)

Чайковский. Симфония № 1 (2 часть)

Прокофьев. Танец рыцарей

Хачатурян. Адажио из балета «Спартак».

В больших симфонических фрагментах «Солистов Москвы» усиливали оркестранты «Новой России». Юрий Абрамович солировал трижды — в «Пяти отражениях на тему Паганини» Бодрова, «Этюдах в простых тонах» Александра Чайковского и фрагменте из Квинтета Брамса. Единственной приглашенной солисткой оказалась пианистка Ксения Башмет, сыгравшая первую часть Концерта Баха.

Фото: ТАСС/Прокофьев Вячеслав

Папа и дочь обнялись, и на экранах замелькали кадры счастливого семейства Башметов. Жена Наталья (супруги вместе почти полвека) пожелала мужу отметить столетний юбилей. Внуки подняли планку до двухсотлетнего. Зрители встали, поддержав предложение овацией, а растроганный артист приступил к приему цветочных даров.

«Его обаяние — в легкости. Почти моцартовской»
Именитые гости юбиляра, обычно не жалующие репортеров, охотно отвечали на вопросы о нем и не скупились на восторженные слова. Вот несколько монологов.

Народный артист России, худрук Театра наций Евгений Миронов:

Его обаяние — в легкости. Почти моцартовской. Для него великие люди — его близкие. Он может с ними запросто шутить, импровизировать. Вдруг в Бетховене обнаруживает мотивы «Битлз» или «Битлз» находит в Бетховене. Он очень легкий на подъем. Если предлагаешь какую-нибудь идею, например Ван Гог или Горький, у него тут же возникают ответные. И еще он очень непосредственный. Порой, когда выступаем вместе, в какой-то момент забывает, что должен дирижировать — так меня слушает.

works
works
works
works
works
works
works
works
works
works
works
works
works
works
works
works
works
works
works
works
works
works

https://news-nn.com/