«На ближайшие 10 лет это будет самый значимый научный проект Арктики»

«На ближайшие 10 лет это будет самый значимый научный проект Арктики»

«На ближайшие 10 лет это будет самый значимый научный проект Арктики»

Начатые папанинцами в 1937 году исследования во время дрейфа в высокоширотной Арктике остановились из-за глобального потепления: с 2013 года уже не удавалось найти достаточно прочную льдину, они крошились буквально под ногами полярников. В 2022 году регулярные наблюдения восстановят с помощью ледостойкой самоходной платформы (ЛСП) «Северный полюс», которая обеспечит возможность вести широкий спектр полевых научных изысканий в Арктике. В первый рейс ЛСП вышла из Санкт-Петербурга 1 сентября. Судно движется в Мурманск, оттуда отправится в свою первую экспедицию. Директор Арктического и антарктического научно-исследовательского института Росгидромета профессор РАН Александр Макаров рассказал «Известиям», почему платформе придали сферическую форму, как будет создаваться система «судно — лед» и какие еще инфраструктурные проекты в ближайшем будущем ускорят и сделают комфортнее полярные исследования.

«Спор идет, отелю со сколькими звездами соответствует комфорт на ЛСП «Северный полюс»»
— Александр Сергеевич, кто первым высказал идею вести наблюдения в Арктике не со льдины, а с судна, вмороженного в лед и дрейфующего вместе со льдом?

— Мой учитель и предшественник на посту директора института Иван Евгеньевич Фролов (географ, океанолог, гляциолог, член-корреспондент РАН, директор ААНИИ в 1992–2017 годах. — «Известия»), это его идея, его концепция. В 2007 году площадь льдов в Арктике была минимальной, было ясно, что лед уже не тот и программа наблюдений с дрейфующих льдин находится под угрозой. С 2008 года началось обсуждение проекта ледостойкой самоходной платформы, с 2010 года пошла планомерная рутинная работа. Природа не давала упустить цель из виду — в 2012, 2019 и 2020 годах вновь площади льда были минимальны. Были очень экстравагантные идеи конструкции: сперва это была просто баржа, которую нужно завести в лед, потом она стала самоходной — проект стал усложняться, и в итоге мы добежали до плавучей обсерватории, на которой мы с вами сейчас находимся.

судно Северный полюс

Фото: ААНИИ Росгидромета

— Почему у носа судна округлая форма?

— Форма корпуса позволяет равномерно распределять давление льда, чтобы корпус был максимально невосприимчив к сжатию, а также заметно увеличивает объем судна и позволяет вместить больше оборудования и запасов для экспедиции.

— Как жизнь и работа на новом судне будет отличаться от дрейфа на открытой льдине, как это было у папанинцев и других экспедиций вплоть до 2013 года?

— Настолько, что их нельзя сравнивать. 80% времени при дрейфе на льдине полярники тратили на то, чтобы обеспечить свою жизнедеятельность: тепло, еда, вода. Сейчас всё иначе — удобно и комфортно. Среди полярников даже спор идет, отелю со сколькими звездами соответствует комфорт на ЛСП «Северный полюс» — пятью или четырьмя. Но суть в том, что всё свое время ребята могут посвятить работе. Второе отличие — экипировка. Современные технологии создания одежды для суровых климатических условий намного облегчают работу. Комфорт комфортом, но каждый день нужно будет выходить на лед, и не по разу.

Часть исследований будут проводить с судна — здесь останется тяжелое оборудование, например, пробоотборное, которое нельзя разместить на льду, будет находиться на судне. Но другие работы как проводились со льда, так и будут проводиться со льда. Мы будем разворачивать научный городок на льду, на некотором удалении от судна. А геофизические, магнитные циркуляционные исследования нужно будет отнести еще дальше, максимально, чтобы не было помех и искусственных влияний. Ни от чего, что было в классике высокоширотных дрейфующих исследований, мы не отказываемся. И дух полярных исследователей один и тот же — что тогда, что сейчас. Без этого духа и запала такие мощные проекты вряд ли бы состоялись в принципе.

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

https://news-nn.com/