«Они хотят, чтобы тут люди жить не могли. Мины еще годы будут ждать свою жертву»

«Они хотят, чтобы тут люди жить не могли. Мины еще годы будут ждать свою жертву»

«Они хотят, чтобы тут люди жить не могли. Мины еще годы будут ждать свою жертву»

Вооруженные силы РФ и войска республик продолжают штурмовые действия в Донбассе. О противостоянии в районе Песок или Авдеевки в ДНР известно хорошо. События под Северском освещаются меньше — направление по крайней мере пока считается второстепенным. О том, как идут бои в этом районе, насколько сильно досаждают бойцам бесшумные польские мины и как ВФУ бросали укрепрайоны в окрестностях Лисичанска — в репортаже «Известий».

Артиллерийские дуэли
Все окрестности западнее Лисичанска изрыты окопами. Почти в каждой посадке можно наткнуться на глубокие зигзагообразные траншеи и пустующие блиндажи. На окраинах города и в близлежащих селах деревоземляные укрепления есть почти на каждом перекрестке. Многие укрытия замаскированы в огородах, под домами, летними кухнями или другими хозпостройками.

— Это украинские укрепления, — объясняют нам офицеры ЛНР. — Уходить отсюда по собственной инициативе они не собирались. Держаться в них можно было долго.

ЛНР спецоперация

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Видно, что многие укрепления ВФУ так и не заняли или быстро покинули. В одной из посадок мы натыкаемся на брошенные артпозиции — укринские боевики оставили штабеля ящиков и гору 152 мм снарядов. На обочине дороги лежат ракеты для «Градов».

Кажется, что в лабиринте заброшенных траншей легко заблудиться, но передний край хорошо виден. Периодически там раздаются взрывы, и над посадками и полями поднимаются столбы дыма. Сейчас артиллерия союзных сил активно уничтожает укрепрайоны ВФУ.

— В ответ тоже прилетает, — ругает противника пехота. — Чаще всего 120 мм мины, но, бывает, работают тяжелая артиллерия или РСЗО.

Пехоте досаждают бесшумные 60-мм польские минометы.

— Мины обычно слышишь, и у тебя есть несколько секунд, чтобы укрыться, — говорят бойцы. — Лучшее всего в окоп спрыгнуть или в воронку залечь. Тогда осколки не достанут. Польский боеприпас не слышен, поэтому прилетает неожиданно. Видишь уже взрыв. Этим он и опасен.

Таких минометов на Северском направлении, судя по всему, у ВФУ много. Мы видели брошенные ящики с польскими минами в районе Новодружеска.

ЛНР спецоперация

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Пулеметы и автоматы на участке, где мы находимся, почти всегда молчат, изредка можно услышать очередь. Противника не видно — сидит по окопам.

Наша артиллерия работает практически постоянно. Это видно по разрывам. Высоту в нескольких километрах от нас накрывает мощный артиллерийский удар — там укрепрайон ВФУ.

— Хорошие укрепления, — делятся бойцы. — Говорят, там есть зарытые в землю и забетонированные грузовые контейнеры. В них они прячутся во время артналетов. И разбить такой «укреп» будет непросто.

«Птички» в небе
Начинается сильный ливень — первый после десяти или пятнадцати дней тридцатиградусной жары.

— Дождь — это хорошо, — радуются бойцы. — «Птички» (так здесь называют беспилотники. — «Известия») не летают. Наводить артиллерию некому, и у нас относительная тишина.

Бойцов сильно беспокоят беспилотники противника, которые часто висят над позициями в поиске целей. По их словам, раньше летали в основном коммерческие квадракоптеры типа Mavic — они видны, и было понятно, когда надо ждать неприятностей. Артиллерийские или минометные налеты начинались через несколько минут после появления такой «птички».

— Сейчас в достаточном количестве появились серьезные дроны — небольшие самолеты, — рассказывают бойцы. — Их марку назвать не можем. Висят на такой высоте, что их и не увидишь. Да и если заметишь, из автомата его не собьешь. Понимаем, что тебя засекли с неба, когда снаряды начинают лететь.

Но в целом к крылатым корректировщикам относятся философски, как к неизбежному злу.

ЛНР спецоперация

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Вся военная техника и машины в прифронтовой полосе самым тщательным образом маскируют, а открытые пространства здесь стараются проскочить на большой скорости.

— В посадках останавливайтесь, — советуют нам бойцы. — Иначе можно попасть под неожиданный артиллерийский налет.

Идем пить чай вглубь позиций. Передвигаться надо крайне осторожно и постоянно смотреть себе под ноги — мин в полях и посадках более чем достаточно.

— У нас товарищ на «лепестке» был ранен, — рассказывает боец. — Шел по обочине асфальтовой дороги, где мы все несколько дней ходили, и подорвался — часть ступни оторвало. Откуда этот лепесток взялся?

— Жертвы ждал, — говорят товарищи. — Несколько дней по счастливой случайности на него никто не наступал, а потом время настало. Тут иногда не поймешь, где найдешь, а где потеряешь.

После сильных дождей на тропинках и проселочных дорогах надо быть осторожнее. Многие мины размоет и, если раньше они могли стоять так, что на них можно было наступать, теперь обязательно сработают и взорвутся. Сейчас даже на исхоженных дорогах надо быть предельно внимательным.

— Они все минируют не только для того, чтобы нам помешать — минные постановки бессистемны, — уверены бойцы. — Они хотят, чтобы тут люди жить не могли. Эти мины еще годы о себе будут давать знать, лежать и ждать свою жертву.

Разговоры с противником
Бойцы вспоминают недавние бои за Северодонецк и Лисичанск и дальнейшие действия по ликвидации группировки противника.

— Мы стояли к югу от Лисичанска, — рассказал нам командир подразделения НМ ЛНР. — Держали кольцо окружения. Из города много украинских солдат выходили, шли группами. Двигались в разные стороны, кто на юг, кто на север, не все четко на запад убегали. Три такие группы мы встретили, уничтожили в бою.

Многие выходили в гражданке, говорит он, и далеко не у всех были фашистские татуировки: не всегда можно было сразу понять, кто человек на самом деле — мирный житель или украинский окруженец.

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

https://news-nn.com/