Дети капитана Брата: вселенная Данилы Багрова пополнилась комиксами

Дети капитана Брата: вселенная Данилы Багрова пополнилась комиксами

Дети капитана Брата: вселенная Данилы Багрова пополнилась комиксами

На полках книжных магазинов появилась долгожданная новинка — сборник комиксов вселенной «Брат» по мотивам одноименной дилогии, отмечающей в этом году 25-летний юбилей. Авторы признаются, что меньше всего хотели отлить героя в камне, бронзе и граните. История персонажа Сергея Бодрова, по их мнению, — не закапсулированный в девяностых миф, а актуальный смыслообразующий сюжет, который сегодня каждый понимает по-своему. В книге собраны десять историй в различных жанрах от разных авторских команд. Сценаристы и художники раздвигают границы дилогии, обращаясь к прошлому и будущему персонажей дилогии, предлагая свои интерпретации сюжета.

Дашины завтраки и банька Круглого
Приквелы, сиквелы, спин-оффы, аллюзии на нуары и корейские боевики с неоновыми вывесками и многофигурными лихими перестрелками — всё это есть среди историй сборника комиксов.

Продвинутая пенсионерка Дарья Викторовна, героиня истории «Старый друг», та самая, что когда-то была жрицей любви Мерилин в Чикаго, сохранила пристрастие к цветным парикам и леопардовым принтам, «рандомным» на теперешних московских бульварах. Она воспитывает двух очаровательных внучек, готовит им «жирное» — настоящий американский завтрак, яичницу с беконом, — и может разобраться с недетскими проблемами — у Даши знакомства с «бронтозаврами» из полукриминальной среды.

Кадр из фильма «Брат»

Фото: Киностудия им. М. Горького

В новелле «Вокруг да около» мы становимся свидетелями детства мафиози Круглого (персонаж Сергея Мурзина). Типичный советский поселок с покосившимися уютными избушками, мальчишка ходит с дедом на рыбалку, учится в обычной поселковой школе, тусуется в дворовой компании. И всё время слышит народные афоризмы, которые не встретишь в хрестоматиях: «вода мир моет», «хороша водка, да узка глотка», «с водкой смерть не страшна», «смерть жизни голова», «хорошему плясуну макарек не помеха», «работа не волк, человек не еж». В рисунках нет ничего чернушного — удочки, озеро, накрытый стол с лучком, солеными огурчиками и запотелой.

Дальше, по мере взросления, возникают картины «пацанских» будней — и снова россыпи «мудростей», вроде «один конь сто свиней не обскачет». И вот уже наш герой фирмач в столице: «кто в Москве не бывал, красоты не видал». Дорогие часы, тачки, посиделки в Сандунах и голый, избитый и связанный Татарин на кровати в финале. Титры. Такой вот генезис антагониста из «гущи народной».

Есть и элегические зарисовки, например, новелла «Зеленый чай» — скомканный жизнью «маленький человек», заезженный интеллигентный пролетарий в кепочке (а был ведь и такой типаж) служит контролером на автобусном маршруте, мужественно требует дюжих кавказцев оплатить проезд, подвергается насмешкам, но живет совсем иным: у него платонический роман с продавщицей ларька Светланой, такой же симпатичной неудачницей. Он каждый день покупает у нее бутерброд и зеленый чай…

Мифические девяностые
Встречаются в сборнике и довольно загадочные композиции. Такова, например, выполненная в памфлетной стилистике «Страна кариеса».

Как пояснил куратор сборника Алексей Замский, последнее — ассоциативная игра, построенная на смысловых контрастах:

— В Советском Союзе все лечили зубы плохо, а Америка сверкала идеальными белозубыми улыбками, даже если внутри, в душе все сгнило. И вот люди в девяностые уезжали, думая, что тут всё гниет, а там все белозубо. А получилось, что наоборот, — рассказал Алексей Замский «Известиям».

123

Фото: Издательство «BUBBLE»

Брат. 25 лет. Обложка

Главный редактор издательства BUBBLE Роман Котков назвал вдохновившую на комикс культовую дилогию Балабанова «капсулой времени», сохранившей в аллегорической форме ожидания, страхи и надежды поколения ровесников Данилы Багрова.

123

Фото: Издательство «BUBBLE»

Брат. 25 лет. Альтернативная обложка

— Мы изначально не хотели делать историю «Брата», высеченного в камне. Именно поэтому в книге собраны десять сюжетов в различных жанрах от разных авторских команд, желавших высказаться о герое. Сценаристы и художники раздвигают границы дилогии, обращаясь к прошлому и будущему Данилы, Татарина, Даши и других персонажей, предлагая свои интерпретации сюжета, — рассказал «Известиям» Роман Котов.

Главный редактор BUBBLE подчеркнул, что не рассматривает первоисточник как метатекст, заложивший основы для постмодернистской игры со стилистиками и эстетическими системами.

— Наш сборник скорее про эффект, который оказал фильм на несколько поколений российских зрителей, это попытка осмысления наследия Данилы Багрова, его влияния на культуру, менталитет, настроения в обществе. И конечно, мы говорим об изменениях, произошедших за четверть века. «Брат» — смысловой фундамент и миф, который каждый волен понимать по-своему.

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

https://news-nn.com/